РЕАЛИЗАЦИЯ РЕФОРМЫ ЭКСПЕРТИЗЫ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ: НОВЫЕ ПРАВИЛА

Ассоциация экспертных организаций в строительстве

+ 7 (499) 130-81-01
129090, Москва, Большой Балканский пер., д.20, стр.1, 4-й этаж

На страницах электронного журнала «ГеоИнфо» опубликовано большое интервью с президентом Ассоциации экспертных организаций в строительстве, вице-президентом Ассоциации СРО «Центризыскания», генеральным директором ООО «Центрэкспертиза» Андреем АКИМОВЫМ

В этом материале он раскрывает актуальные профессиональные, организационные, экономические проблемы, стоящие перед экспертным сообществом, рассказывает о перспективах его перехода на саморегулирование

 

АНДРЕЙ АКИМОВ:

2/3 аккредитованных на проведение негосударственной экспертизы организаций, в лучшем случае – посредники

За последние три года негосударственная экспертиза прочно вошла в рабочие будни инженеров-изыскателей и проектировщиков. Кто-то ее ругает, другие считают, что с появлением этого инструмента жизнь многих специалистов значительно облегчилась, а органы государственной экспертизы, ощутив конкуренцию, стали гораздо более клиентоориентированными. Но одно является несомненным фактом – у негосударственной экспертизы на сегодняшний день уже около 40% рынка.

О проблемах развития рынка услуг в области негосударственной экспертизы, а также о том, как не переплатить недобросовестным экспертам мы поговорили с президентом Ассоциации экспертных организаций в строительстве Московской области, вице-президентом Ассоциации СРО «Центризыскания», вице-президентом Ассоциации «Национальная палата экспертов в строительстве», генеральным директором ООО «Центрэкспертиза» Андреем АКИМОВЫМ.

Каково место негосударственной экспертизы в общей системе экспертизы результатов инженерных изысканий и проектной документации? Есть ли какая-то статистика по количеству заключений негосударственной экспертизы?

  • К сожалению, точной статистики нет. Но если говорить о ситуации в целом, то на сегодняшний день значительная часть рынка жилищно-гражданской сферы, за исключением строительных объектов в Москве, принадлежит негосударственной экспертизе.

Компетенции этих организаций распространяются на все объекты, за исключением финансируемых из бюджета, а также относящихся к особо опасным и технически сложным.

По оценкам различных аналитиков, около 40% рынка экспертных услуг принадлежит негосударственной экспертизе. Еще примерно 10% закрывают государственные экспертизы, оказывающие коммерческие услуги.

В целом это выгодный бизнес? Сейчас нередко приходится слышать, что экспертное сообщество не очень обеспечено.

  • В деньгах оценить объем работ очень сложно. В первую очередь, это связано с тем, что, как и в любой коммерческой деятельности, цены тут очень гибкие.

С одной стороны, строительная экспертиза – это довольно дорогая услуга. Но из-за того, что в федеральное законодательство попали, на мой взгляд, не совсем обдуманные вещи, получилось, что экспертов и экспертных организаций стало очень много. На сегодняшний день на рынке действует около 800 аккредитованных компаний. 2/3 из них, на мой взгляд, реально не работают и в лучшем случае являются лишь посредниками, перепродающими услуги по экспертизе, а в худшем – просто занимаются мошенничеством. На сегодняшний день легко можно столкнуться с ситуацией, когда одна организация, условно говоря, запросит за экспертизу объекта один миллион рублей, а их конкуренты – триста тысяч, а то и сто пятьдесят. И, кстати, совершенно не факт, что миллион – это разумная цена, а не серьезно завышенная. Поэтому очень трудно говорить не просто о стоимости и выгоде, но и вообще о правильности продукта.

А что Вы подразумеваете под правильным продуктом?

  • Правильный продукт – это досконально изученные на предмет соответствия техническим регламентам материалы инженерных изысканий, и проектная документация, проверенная на предмет соответствия техническим регламентам и результатам инженерных изысканий, заданию на проектирование и ГПЗУ и, как итог, заключение экспертизы, подготовленное в строгом соответствии с требованиями законодательства.

И как заказчику определиться с выбором, с учетом всего выше сказанного?

  • За прошедшие с появления первых негосударственных экспертиз три года, заказчики неплохо разобрались, кто на этом рынке чего стоит. Все-таки, большинство из них профессионалы. А те, кто сразу не определили мошенников, стали более разборчивыми после первых отказов в разрешении на строительство. Я бы посоветовал при выборе подрядчика на проведение негосударственной экспертизы в первую очередь смотреть на историю компании и на ее сайт. Общаться с руководством компании. Если вся информация открыта, органы управления и эксперты показаны, все они являются представителями профессионального сообщества, есть реестр выданных экспертных заключений, можно быть практически уверенным в том, что организация «не левая». Я говорю это не просто так. Если сейчас наобум проверить несколько сайтов компаний из реестра аккредитованных экспертных организаций, то у большинства кроме названия, мобильного телефона и рекламной информации там ничего не будет. В Московской области мы пошли еще дальше: договорились, что экспертные организации, имеющие постоянный профессиональный персонал, положительный опыт работ (включая умение работы в цифровом виде) и отсутствие претензий как от государственных структур, так и от своих коллег по цеху, должны быть членом ассоциации экспертных организаций. В этом случае организации проходят проверку у своих соратников по цеху, получают упрощенный доступ в информационную систему московской области, что облегчает процедуры получения разрешения на строительство. Кроме этого, данные фирмы вносятся в реестр экспертных организаций, которые размещается на электронном портале государственных услуг Московской области. Уже есть 15-16 таких организаций, среди которых заказчики из московского региона могут выбрать исполнителя не сомневаясь в его компетенциях. Всем, кто хочет внимательно разобраться в этом деле, я бы рекомендовал посетить сайт Ассоциации экспертных организаций в строительстве (moexpert.ru).

В таком случае, есть ли некий прейскурант, определяющий, сколько должна стоить качественная экспертиза того или иного объекта?

  • В свое время Минрегион России разработал 145 Постановление Правительства РФ. Одно из его приложений касается как раз методики расчета стоимости экспертизы, которая всех устраивает и которой придерживаются как государственные, так и коммерческие экспертные организации. Проблема только в том, что методику эту далеко не всегда правильно используют. Некоторые недобросовестные экспертные организации, работая с непрофессиональными заказчиками и пользуясь их незнанием, могут значительно завысить стоимость экспертной оценки.

Например, можно в составе жилого дома включить отдельно стоимость экспертизы нежилых помещений, отдельно посчитать стоимость сетей инженерно-технического обеспечения, применить необоснованные коэффициенты, раздробить при расчёте объект на составные части и т.п., при этом цена экспертных работ может увеличиться кратно.

Другие, напротив, могут серьезно демпинговать и снижать цену на порядок. Причем, иногда все это делается по сговору с заказчиками за откаты. Например, менеджер среднего звена договаривается с экспертизой за 0,5 от цены, получая одобрение руководства за экономию, а сам фактически оплачивает 0,2 цены, благополучно «распиливая» оставшиеся 0,3 от суммы. Такова, к сожалению, наша сегодняшняя реальность. И за руку поймать их очень сложно.

А кто и, главное, за что будет ловить таких исполнителей? Эксперты «за вознаграждение» могут пропустить в отчете какие-то недоработки?

  • Главный критерий качества отчета с результатами инженерных изысканиях с точки зрения государственной или негосударственной экспертизы – формальное исполнение всех нормативных требований. Задача экспертизы убедиться, что все необходимые работы проведены, что выполнен необходимый объем бурения, что здание сидит именно там, где бурились скважины. Кстати, последнее нарушение нередко выявляется, поскольку то заказчик, то сам изыскатель пытаются подсунуть в отчет данные из архивов. И если что-то из вышеперечисленного выполнено неправильно или не том объеме, а эксперт это пропустил, то тут и вылезают мошеннические схемы.

Негосударственная экспертиза несет какую-то финансовую ответственность за выданные заключения?

  • Негосударственная экспертиза, как и государственная, несет уголовную, административную и дисциплинарную ответственность. Законодательство нашей страны устроено таким образом, что юридические лица несут финансовую ответственность лишь в пределах своего уставного капитала. То есть, 10 000 рублей, как правило. Ответственность физических лиц, то есть руководителя юридического лица и конкретного эксперта, подписавшего, например, подложное заключение, может наступить только по решению суда. В 60 статье Градкодеска сказано, что собственники и застройщики зданий и сооружений могут обратиться за компенсациями возмещения вреда ко всем участникам строительства, включая государственные и негосударственные экспертные организации, но при этом действующие нормы не определяют механизм и размеры таких компенсаций для экспертных организаций. Но в планируемых поправках к Градкодексу этот пробел будет закрыт. Ожидается, что законодатель введет строительную экспертизу в систему саморегулирования строительной сферы как отдельный вид деятельности. Финансовая ответственность, соответственно, будет компенсирована за счет страховых выплат и компенсационного фонда СРО экспертных организаций.

В таком случае, чем негосударственная экспертиза лучше государственной? Ведь, по идее, даже если заказчик не обязан, он все равно может обратиться к государственным экспертам, больше доверяя их квалификации?

  • При работе с негосударственной экспертизой у заказчика появляется большее поле для маневра. Например, у государственной экспертизы четко оговорено, сколько отчет находится на рассмотрении – не больше срока, указанного в законе. И далеко не всегда изыскателю и проектировщику, особенно из отдаленных регионов, удается по ходу дела решить все возникающие вопросы и устранить недочеты. Нередко для этого приходится сначала получить отрицательное заключение с перечнем замечаний. Негосударственная экспертиза в этом плане более гибкая и действует на основании договора, то есть сроки рассмотрения могут быть как сокращены, так и увеличены, если изыскателю необходимо что-то доделать, собрать какие-то дополнительные материалы. Например, если в документации отсутствует ГПЗУ, госэкспертиза такие материалы вообще не имеет права принимать. А всем практикам хорошо известно, что получение этого самого ГПЗУ может затянуться на несколько недель, хотя на момент сдачи отчета все необходимые данные у заказчика уже имеются. В этом случае работа с негосударственной экспертизой позволяет значительно выиграть по срокам.

Если говорить о качестве работ, то тут тоже палка о двух концах. Многие практики нередко сталкиваются с ситуацией, что в государственных экспертизах еще сохранился с советских времен постулат, что эксперт всегда прав. И никакие возражения не принимаются и не рассматриваются.

Кстати, хочу отметить, что на фоне конкуренции с негосударственными экспертными организациями, многие госэкспертизы стали гораздо более клиентоориентированными.

Кто в основном становится экспертами негосударственной экспертизы?

  • В основном, конечно, это специалисты, много лет отработавшие в сфере инженерных изысканий или проектирования. Они знакомы и с полевыми работами, и с камеральной обработкой. Многие прошли путь от чертежника до ГИПа в проектных организациях. Довольно много экспертов являются выходцами из государственных региональных экспертиз, но, к сожалению, далеко не всегда и не все они являются хорошими экспертами, хотя пытаются убеждать, что знают все обо всех видах работ. На деле оказывается, что они у себя в регионах привыкли к тому, что их слово – закон, никто возразить не может, а перепроверять никто не будет. А оказавшись в конкурентных условиях очень быстро «сыпятся». Вообще, серьёзная проблема для всего сообщества и для государства – это огромное число специалистов, аттестованных по правилам, придуманным в 2012 году в Минрегионе. Это простые и незамысловатые требования к аттестации (5 лет стажа и простое тестирование на запоминание ответов на вопросы), которые «выплеснули» на рынок экспертизы более 10 тысяч специалистов.

Даже в органах государственной экспертизы можно столкнуться с тем, что один человек является и экспертом, и, например, руководителем частной изыскательской организации. Это, безусловно, чревато конфликтом интересов. В негосударственной экспертизе такие случаи, наверное, вообще не редкость?

  • В настоящее время закон требует, чтобы один и тот же человек не являлся исполнителем и экспертом, но при этом в одном юридическом лице допускается иметь несколько видов экономической деятельности, в том числе, инженерные изыскания, проектирование и экспертизу. В законопроекте, над которым мы сейчас работаем в общественном совете при Минстрое, ограничение уже более жесткое – экспертная деятельность будет строго отделена от проектно-изыскательской. Впрочем, конечно, один и тот же человек, скорее всего, по-прежнему сможет открыть и изыскательскую, и экспертную организацию.

При всем этом я бы не стал говорить о наличии какого-то острого конфликта интересов. Во-первых, подобных примеров я не знаю. Во-вторых, экспертизу заказывает не изыскатель, а застройщик или технический заказчик.

Не рассматривается ли возможность перехода экспертов к персональной ответственности?

  • Безусловно, это необходимо. Как Вы, наверное, знаете, три года назад мы основали Национальную палату экспертов в строительстве, которая, по нашей задумке, могла бы стать основой для персонального лицензирования экспертов в будущем. Пока до этого, к сожалению, далеко. Да и нынешняя система допуска к экспертной деятельности, требующая лишь 5 лет опыта работы, диплом по специальности и правильные ответы на 170 из 200 экзаменационных вопросов, на мой взгляд, совершенно не работоспособна. В нашей организации появлялись работники, которых мы практически сразу были вынуждены увольнять за абсолютную некомпетентность, но которые имели блестящий результат на экзамене. Это были либо бывшие государственные эксперты с явно завышенной самооценкой, либо люди юридически подкованные, но мало смыслящие в профессиональных вопросах проектно-изыскательской работы. Об этом я уже говорил выше.

Но хорошо, что государство, по крайней мере, задумалось о том, что делать, как систематизировать и отрегулировать работу тех почти 800 коммерческих организаций, которые аккредитованы на рынке экспертных услуг. В настоящее время ведётся работа по повышению необходимого потенциальному эксперту стажа работы, созданию многоступенчатой системы допуска к экспертной деятельности, включающей не только экзамен, но и различные тестирования и собеседования. Я считаю, что это просто необходимо, чтобы из того огромного количества людей, который аттестовались на право заниматься экспертной деятельностью, отсеять тех, кто делать это качественно не в состоянии.

В последнее время появились слухи о возможном создании саморегулируемых организаций экспертов и включении их затем в состав НОПРИЗ. Это верное направление развития, на Ваш взгляд?

  • Это уже не слухи, это поручение заместителя Председателя Правительства России Дмитрия Козака от 3 февраля 2017 года. Для первого этапа нормализации регулирования экспертной деятельности создание саморегулируемых организаций, объединяющих экспертные предприятия и вводящий при этом механизм финансовой ответственности – это совершенно верное и своевременное решение. Включение экспертных СРО в систему национального объединения изыскателей и проектировщиков, на мой взгляд, это дискуссионный вопрос. Будет ли правильно экспертов, которые по квалификации и технологической цепочке должны быть «выше» проектировщиков, ставить в административную зависимость от их оппонентов по строительной сфере? Мне кажется, над этим вопросом еще надо подумать.